svart_ulfr: (Дракул)
Exu


(C) перевод [livejournal.com profile] svart_ulfr


Предисловие к 4 изданию )

Некоторым образом перехватываю эстафету

P.S. Текст подкорректирован, некоторые фрагменты текста, только лишь запутывающие русскоязычного читателя (вопрос чтения/произношения) были мной выпущены.
svart_ulfr: (Керн)


Вышел журнал с моим древним переводом.

Практически сбылась мечта идиота - очутился на одних страницах с А. Платовым.

Женские божества - это, мягко скажем, ни разу ни мой конек, а вот фюльгья в виде зверя меня давненько интересовала, еще в рамках изысканий в области шаманизма.

Открытая группа журнала, тут можно бесплатно скачать вышедшие номера в PDF.

...

Friday, 14 June 2013 02:32
svart_ulfr: (Бегущий волк)


[livejournal.com profile] lissoit, мои благодарности за пользительную лекцию об интересном месте и его не менее интересных обитателях.
svart_ulfr: (Кот)


С чем, собственно говоря, и имею поздравить широкую общественность. Идея отождествить конец ЦИКЛА с концом СВЕТА суть прекрасный образчик современной дегенеративной культуры. Ведь сами индейцы боялись не столько самого конца цикла, сколько неизвестности, которую он сулил...

"Никто не знал, поднимется ли светило вновь над покорно приготовившимся к закланию мирозданием. Каждый индеец понимал, что Солнце может больше никогда не взойти, и тьма воцарится во Вселенной навек, предвещая скорый ее распад, как и записано в священных книгах.

И только когда оно, наконец, озаряло далекие темные холмы и кроны деревьев, они спускались вниз и возвещали своим близким благую весть: мрак рассеялся, мир пощажен — по крайней мере, еще на пятьдесят два года
".

Дмитрий Глуховский. Сумерки



Так что на выходе прогностику отечественных "малых народов" следует признать более убедительной


"Земля уничтожится, когда черный кончик заячьего уха станет белым, а косули, выбегающие из тайги, копытами будут высекать огонь. Я видел в тайге зайца. Кончик уха у него еще черненький. И оленя видел в Еланцах – он не высекает копытами огонь. Так что конца света пока не будет".

Валентин Хагдаев, бурятский шаман
svart_ulfr: (Бегущий волк)


"Шаманский оракул птицы Хан-Херети и знаки Ворона – Кускун-хээ" основан на реальном этнографическом материале тюркоязычных народов Центральной Азии, преимущественно, на устном фольклоре тувинцев Монголии, зафиксированной немецким этнографом Эрикой Таубе. (C)

Создателя оракула Оларда Диксона я скромно полагаю на данный момент одним из наиболее интересных и вменяемых авторов и практиков (кроме, пожалуй что, Кенин-Лопсана) , исследующих сибирский шаманизм (не в академическом ключе, естественно, тут до исследователей царской России и Союза нам еще ой как далеко, хотя есть и приятные исключения - Жеребина, Харитонова, Потапов). Со мной вполне можно не согласиться, но я далеко не первый год отслеживаю печатную продукцию по данной теме, посему моя заявка отнюдь не голословна :)

Куплен оракул был уже довольно давно, но вплотную поработать с ним до сих пор не срасталось, даром что на каникулах была задумка вдумчиво поглядеть на него и на его пещерного собрата. Этой ночью внезапно сраслось:)

По первым впечатлениям - любопытная система, однако ж придется поглубже забуриваться в тувинский фолк, поскольку некоторые мифологические образы из системы Хан-Херети (тувинское наименование Гаруды , кстати сказать) мне не вполне знакомы, хотя интуитивно понятны . Будь я испорчен И-Цзином, было бы сложно, но в этом смысле мне бояться нечего, поскольку китайские гексаграммы в мою жизнь вошли довольно давно и пробыли в ней весьма недолго :)
svart_ulfr: (Бегущий волк)


Некоторое время Конан молчал, после ответил — но крайне неохотно:

— Не всем зверям может приказывать шаман, а лишь помнящим Юхиббола Сага.

— Юхиббол Саг, — Бальфус с удивлением повторил древнее имя. Три или четыре раза за свою жизнь он слышал его от стариков.

— Было время, когда его призывали все живущие существа. В те времена люди и звери говорили на одном языке. Все забыли: и люди, и звери. Немногие помнят. Помнящие Юхиббола Сага — братья, они имеют общую речь.

Бальфус ничего не ответил; в памяти своей он мучился у пиктского столба и видел, как пуща шлет своих детей по зову шамана: жуткие зубастые кошмары.

— Люди цивилизации смеются, — тем временем продолжал Конан, — но никто из них не способен объяснить, каким образом Зогар Саг зовет из пущи питонов, тигров и леопардов, заставляя их покоряться своей воле. Таков нелепый обычай городских — не хотят верить в то, чего не может объяснить их недоношенная наука.

Тауранский люд был ближе остальных аквилонцев к необычному, живы были обычаи, укоренившиеся в древности. А Бальфус повидал многое, от чего кровь стыла в жилах, и не мог возразить против правды в словах варвара.

— Я слышал, что где-то здесь находится древняя роща, посвященная Юхибболу Сагу, — говорил Конан, — но я не нашел ее. Роща эта помнит зверей больше, чем я видел за всю свою жизнь.

— Теперь они пойдут по нашему следу?

— Уже пошли, — спокойно ответил Конан. — Зогар не поручит поиски одному зверю.

— Что же нам делать? — с тревогой спросил Бальфус, сжимая топор и вглядываясь в своды листвы, ожидая появления рвущих когтей и клыков.

— Погоди! — Конан неожиданно встал на колени и стал чертить на земле какой-то странный знак.
Наклонившись и выглядывая из-за его широкого плеча, Бальфус задрожал, сам не зная отчего. Ветра не было, но листья качнулись над ними, и зловещий стон пробежал по ветвям. Конан загадочно посмотрел вверх, потом встал и хмуро покосился на нарисованный символ.

— Что это? — шепнул Бальфус. Рисунок казался ему архаичным и непонятным. Он думал, что лишь неосведомленность мешает ему распознать один из обычных знаков доминирующих культур. Но будь на его месте образованный художник — и он ни на шаг не приблизился бы к пониманию.

— Я видел этот знак на камне пещеры, где миллионы лет не ступала человеческая нога, — проговорил Конан, — среди необитаемых гор за морем Вилайет, за полсвета от пущи. Позднее видел, как черный музыкант из страны Куш чертил его на песке у безымянной реки. Он сказал мне, что знак принадлежит Юхибболу Сагу и созданиям, признающим его. Смотри!

Они спрятались в густой зелени кустов и молча ждали. На востоке рокотали барабаны, и гул с севера и запада доносился, как ответ этому призыву. Бальфус похолодел, хотя понимал, что много миль отделяет его от обнаженных мужчин, бьющих в барабаны, глухой грохот которых служил ужасной увертюрой грядущей кровавой драмы.

Бальфус ощутил, что подсознательно сдерживает дыхание. Потом заросли расступились, и вышла великолепная пантера. Полосы лунного света, проникающего сквозь крышу ветвей, играли на ее блестящей шкуре, под которой легко перекатывались звериные мышцы.

Она шла в их сторону, низко опустив голову и обнюхивая след. Вдруг животное остановилось, почти касаясь ноздрями знака. Несколько минут зверь стоял неподвижно, и вдруг длинное тело распласталось на земле перед знаком, склоняя хищную голову. В позе хищника сквозил страх и бесконечное обожание. После пантера приподнялась и, касаясь земли брюхом, отползла назад. Она повернулась, как бы охваченная паникой, и исчезла в лесу. Дрожащей рукой Бальфус стер пот со лба и посмотрел на Конана. Глаза варвара сияли огнем, который никогда не вспыхивал во взгляде человека, вскормленного молоком цивилизации. В эти минуты варвар был абсолютно дик и забыл о существовании человека рядом с ним. В горящем взоре киммерийца Бальфус увидел первобытные видения и полуреальные воспоминания; тени рассвета жизни, отброшенные развитыми расами — привидения, не названные и безымянные.

А спустя мгновение огни погасли, и Конан молча углубился в лесные дебри.
svart_ulfr: (Дракул)


Этнографическое обозрение. 1896. № 1



Когда два черные шамана разссорятся между собою, то, желая съесть друг друга, они выходят на борьбу следующим образом: оба черные шамана шаманят, призывая каждый своих покровительствующих заянов; в это время души этих черных шаманов борются между собою; если душа одного чернаго шамана в борьбе побеждает душу другого чернаго шамана, то победившая ест побежденную. Во время такой борьбы иногда душа одного чернаго шамана обращается в медведя или волка и гонится за душою другого шамана, душа котораго тоже обращается козулею или каким-нибудь другим животным и в таком виде гонятся друг за другом. Победитель, обратившийся в медведя или волка, догнавши своего противника, обратившагося в козулю или другое животное, обыкновенно съедает его. )
svart_ulfr: (Бегущий волк)



"Если эстетико-стилистический аспект скифского звериного стиля учеными прояснен, то содержательная сторона этого искусства до сих пор во многом остается загадкой. Поэтому и спектр мнений по данной проблеме имеет столь широкий диапазон – от «семантического агностицизма», предполагающего, что о смысловой функции звериного стиля «можно лишь гадать», до смелого утверждения о достижимости полного истолкования семантики этого стиля (13, с. 359-360). Большинство исследователей, конечно же, констатирует наличие у памятников звериного стиля определенной семантики.

Ее толкование сводится к попыткам разглядеть тотемные, сакрально-магические, религиозно-мифологические, мировоззренческие и другие представления скифов. Так, И.В. Яценко полагает, что «магическое содержание звериного стиля своими корнями связано с древними тотемистическими представлениями». Близка к такому видению и позиция Н.Л. Членовой, которая считает, что господство в скифском мире зооморфных образов «восходит, видимо, к тотемизму». Этот тезис поддерживает и А.Д.Грач. Л.А. Ельницкий предполагает, что «скифский звериный стиль представляет собой изобразительную систему магического характера». Е.Е. Кузьмина, справедливо отстаивая мнение о наличии в скифской
культуре обширного индоиранского наследия, говорит о том, что образы скифского искусства отражают характерное для всех индоиранцев «представление о многочисленных перевоплощениях, инкарнациях и различных ипостасях, в которых предстает каждое божество». А.М. Хазанов и А.И. Шкурко выдвигают тезис о «нерасчлененном единстве социального, этико-эстетического и религиозного компонентов скифского искусства». Наиболее развернутую концепцию о генезисе и семантике звериного стиля предложил Д.С. Раевский. Он сделал вывод, что скифское искусство представляет из себя семиотическую систему, сформировавшуюся в результате синтеза исконно присущего скифам зоологического классификационного кода с заимствованной иконографической традицией, используемой для описания скифской модели мира. «Иными словами, – говорит он, – скифский звериный стиль… есть символическая знаковая система, предназначенная для описания мироздания». И далее ученый признает, что «реконструкция скифской модели мира на данном этапе еще весьма далека от постижения всей сложной иерархии составляющих ее уровней»"

(С) Р. Челахсаев К вопросу о скифском зверином стиле






Л.Л. Баркова, С.В. Панкова Татуировки на мумиях из Больших Пазырыкских курганов (новые материалы)




Е.Ф.Королькова Звериный стиль Евразии. Искусство племён Нижнего Поволжья и Южного Приуралья в скифскую эпоху (VII-IV вв. до н.э.). Проблемы стиля и этнокультурной принадлежности

Profile

svart_ulfr: (Default)
svart_ulfr

May 2017

M T W T F S S
1234567
8910 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Expand Cut Tags

No cut tags

Page Summary

Style Credit